Ноты
Раритет
Церковное пение
Богослужение
Учебное заведение
Труды МРПС
Предстоящ. события
Прошедш. события
Как нас найти
Фотогалерея
Карта сайта
Контакт
Ссылки
На главную


Рассылка 'Новости сайта Московской регентско-певческой семинарии'

Протоиерей Иоанн Вознесенский

О высоком достоинстве и благотворном влиянии на людей
церковного пения

Страницы:  [1]  [2]  [3] 

[Открыть окно с комментариями]

«Пойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте»


О высоком достоинстве музыки и пения вообще и о их благотворном влиянии на людей много говорят и философы и музыканты всех времен, блюстители нравов народных и воспитатели юношества. По общему и согласному их мнению эти искусства прежде всего расширяют круг наших познаний, а вместе и область нашего бытия. Занятие ими открывает нам целый мир звуков, мир новый, обширный, прекрасный, радостный, благоустроенный, в котором и водворяет нас как его членов. Оно развивает затем наш вкус к прекрасному, облагораживает и утончает наше чувство, наши желания над обыденными или низкими, недостойными человека, привязанностями. Ибо кто в нем упражняется, тот к тому чаще всего обращает и свои мысли и чувства, к тому приобретает навык и склонность, а что выше навыка и склонности к чувствованием духовными к достойному их выражению в искусстве! Далее, развивая свои духовные способности, поющий, через тщательное, совместное их выражение словами и звуками, развивает и совершенствует и те высшие телесные свои орудия, которыми Творец отличил человека от животных, — это органы голоса, речи и музыкального слуха, и тем более возвышается над прочею земною тварью. Затем музыка, особенно же пение, столь сродни и столь близко подчинены нашему духу, что служат наилучшим и утонченнейшим средством для выражения нашего чувства. Ими раскрывается лучше, чем словом, чертами лица и жестами, самые глубокие душевные состояния, самые задушевные, благороднейшие, возвышенные и святые чувства сердца, нередко не находящие в языке человеческом соответственных себе слов и выражений1. Пением мы выражаем восторг нашего духа, успокаиваем тревожное чувство, прогоняем скуку, услаждаем часы досуга, выражаем грусть о минувшем благе и надежду на будущее, Пение облегчает тяжесть труда, делает сносной бедность и скорбь, увеличивает и упорядочивает нашу радость, веселит юношество, оживляет старость. Пение вливает в душу исполнителя и слушателя огонь благородного одушевления; оно отгоняет малодушие, уменьшает страх опасности, воодушевляет к благим начинаниям; оно теснее соединяет кружки товарищества, объединяет народности. Примеров тому есть бесчисленное множество и в окружающей нас среде, и в истории.

Особенно же, всеми признанное значение музыкального искусства в жизни людей есть то, что оно смягчает нравы народные и умеряет резкое проявление личного чувства. Такое действие искусства весьма ясно обрисовывается во многих древнеэллинских сказаниях, по которым певцы приводили в движение скалы и деревья, останавливали движение рек, укрощали зверей, склоняли на милость неумолимых властителей преисподней. Эти аллегорические сказания должно разуметь о смягчении разных грубых склонностей людских2. Более поздние предания того же народа, подтверждаемые и христианскими писателями, сообщают о разных случаях из жизни известных исторических личностей, в которых музыка и пение мгновенно утишали вспышки гнева, возбуждали воинскую отвагу; располагали людей к дружбе и состраданию, к веселому расположению духа или же к религиозным чувствованьям и прочее3. «Пение, — говорит греческий монах Евфимий Зигабен, имеет огромное влияние на образование характера человека, на его изменение и упорядочение»4. «Поющий со знанием дела, — говорит А.Ф.Фокаевс, — может возбуждать душевные чувства слушателей по своему желанию, то есть к сетованию и печали, к радости и негодованию и прочее»5. Поэтому-то у древних народов (евреев, греков) музыка и пение имели важное значение в деле воспитания юношества и непременно входили в круг наук, преподаваемых в школах, в руках же правителей народных были вспомогательным средством для достижения политических и социальных целей. В греческих школах эти искусства содействовали облагорожению юношества, образованию характеров и склонностей, по желанию педагогов, в гражданской же жизни — к возбуждению в народе тех или иных расположений духа и доблестей; почему руководители народа и назначали во время народных праздников то или иной род распевного чтения, пения и музыки. Так же смотрели на пение и музыку в средние века. Карл Великий (768–814 года), желая смягчить грубые нравы своего народа, ввел общенародное пение в церквах Галлии и Германии и дозволил в них употребление органа. Но и современные нам педагоги вполне признают благотворное действие музыки и пения на смягчение резких обнаружений чувства и направление воли воспитывающихся. Музыка, по словам Догеля, «приучает юношу бессознательно к известной гармонии его чувств: смягчает сильные животные порывы страстей и тем облагораживает их, развивает вкус ко всему прекрасному, изящному»6. «Пение, — по словам Фотало, — возвышает душу человека; при нем страдание переходит в тихую грусть; оно просветляет и облагораживает порыв пылкой радости, оно придает живость мысли, способствует пониманию прекрасного и направляет нашу волю к добру»7. «Самое материалистическое направление настоящего времени, — говорит Догель, — можно объяснять отчасти недостатком занятий юношества живописью и музыкой».

Таково искусство художественного сочетания и произведения звуков и его благотворное действие в жизни людей. Но предмет нашей беседы есть собственно церковное пение, которое и по содержанию песнопений, и по мотивам, и по действию на людей гораздо выше, достойнее и благотворнее всякого мирского пения и музыки.

С религиозной точки зрения способность к пению составляет отличительное свойство только разумных существ — ангелов, людей. Пение совместно с речью служит для них средством к выражению высоких чувств богопочтения, свойственных их природе. В Священном Писании, а равно и в явлениях святыми благочестивым людям, ангелы представляются сонмом, разделенным на лики или хоры, поющим хвалу триединому Богу. Еще до сотворения человека, лишь только появились на тверди светила небесные, — все ангелы восхваляли Творца гласом велиим (Ис. 6, 3). Пророк Исаия видел серафимов, окружающих престол Господа Саваофа и взывающих друг другу: Свят, свят, свят Господь Саваоф: исполнь небо и земля славы Его (Ис. 6, 3). Новозаветный тайновидец Иоанн в разных местах своего Апокалипсиса неоднократно упоминает о пении блаженных небожителей: старцев, окружающих престол Господа, херувимов, ангелов и великого сонма святых мужей от всех племен и язык, которые в разных выражениях с припевом «аллилуия» воспевали хвалу Богу и Агнцу8. Но не пророки только, а и многое благочестивые люди нередко удостаивались слышать ангельское пение. В час рождения Христа Спасителя Вифлеемские пастыри видели множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2, 13, 14). Небесную песнь серафимов удостоились слышать так же блаженный Сатур и Перпетуя, жившие в III веке по Р.Х. († 202 год)9. Святой Игнатий Богоносец видел ангелов, воспевающих Святую Троицу попеременными песнями, каковой образ пения и передал Антиохийской Церкви10. Во время землетрясения, бывшего в Константинополе в 439 год, восхищенный на воздух отрок слышал ангелов, поющих: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный помилуй нас», — с этого времени песнопение это и учреждено петь и читать при православном богослужении11.


Страницы:  [1]  [2]  [3]